Главная страница
 УГЛ
 Чемпионат Украины
 Сборная Украины
 Еврокубки
 Зарубежный гандбол
 Клубы
 Фото и видео
 Статистика и аналитика
 Тренерская академия
 Блоги
 Ссылки

Галерея

Украина - Польша. Квалификация ЧЕ 2014


Турнирная таблица Суперлиги
Клуб И О
1 Мотор 16 32
2 ZTR 16 24
3 Донбасс 16 24
4 Одесса 16 16
5 ЗТР - Буревестник 14 9
6 СКА-Львов 15 8
7 Портовик 15 7
8 ЦСКА 14 2


 
Чемпионат Европы-2012 среди мужских сборных
ЕГФ - YouTube
ЕГФ - Телевидение
Европейская гандбольная федерация
ЕГФ - Лига Чемпионов
ЕГФ - Еврокубки
Союз гандболистов России
Белорусская федерация гандбола
Асоциация Пляжного Гандбола Украины

Главная страница - Сборная Украины - Одиссея Владислава Остроушко. 14 клубов за 16 лет!

Одиссея Владислава Остроушко. 14 клубов за 16 лет!17.05.2020 09:17

     

В интервью БЦ 34-летний украинский полусредний рассказал о каждом из этих 14 клубов. Изучив его историю, вы наверняка посмотрите на жизнь легионера под другим углом.

"Еурофарм Пелистер" (Северная Македония)

Когда: вторая половина сезона-2018/19, сезон-2019/20.

— В этом розыгрыше Лиги чемпионов ты оказался в топ-10 бомбардиров (65 мячей). Это лучший сезон в твоей карьере?

— Если посмотреть по голам в еврокубках, то можно, наверное, так сказать. Плюс в этом сезоне сыграл на чемпионате Европы. Много ярких событий. В клубе тренеры доверяли. Второй левый полусредний Вегар травмировался. Так что, во многих матчах проводил на площадке почти все время. Отсюда и результативность. Досадно только, что командного результата не было. Не хватало одного гола в трех-четырех играх. Когда клуб на последнем месте в группе, а ты в бомбардирах, это ничего не дает.

— Президент "Еурофарма" Зоран Стерьев сказал, что причина твоего ухода из клуба в том, что у тебя и персонала различные видения того, как должна играть команда...

— Он сказал не совсем так. И ситуация немножко другая. После чемпионата Европы "Еурофарм" начал общаться со мной по поводу нового контракта. Я тогда сообщил президенту: на следующий сезон не вижу себя в команде. Могу сказать о клубе только хорошее. Но чего не хватает "Еурофарму", так это тренировочный и игровой зал. В Битоле он очень старый, без отопления. Осенью и зимой тренироваться — это самоубийство. Когда заходишь в зал, а мяч у тебя как кирпич и элементарно нельзя взять "липу", потому что она замерзшая... Занимались в термобелье, костюмах, иногда даже в шапках. Бывало, в зале отключали горячую воду. Тогда добирались домой, не помывшись. А пора была довольно прохладная. Это все перечеркивает. Потом еще пришел тренер Желько Бабич. Он говорил: может, останешься? Но у меня все-таки уже возраст. В холодном зале работать опасно. С Желько у меня прекрасные отношения. Но его тактика немножко не совпадает с моим видением. Кое-что я не мог понять. Он не сторонник того, чтобы гандболист проводил все шестьдесят минут. Бывало так, что проходили семь минут, и он меня менял. Хотя только вошел в игру, забросил пару мячей... Говорю: тренер, почему меняете? Ведь посидел три минуты — ритм игры упустил. Он отвечал: надо, чтобы все оставались свежими. Плюс говорил: Влад, хочу, чтобы ты на сто процентов был нацелен на атаку. Хотя я себя вижу и в защите тоже. Это не разногласия. Просто разные мнения. Мы ни разу не ругались. Были с ним как друзья. Много раз он подходил просто поговорить. Мол, приятно вспомнить русский язык. С "Еурофармом" мы пришли к джентльменскому соглашению. Расстались на хорошей ноте.

"Дунэря" (Румыния)

Когда: межсезонье-2019.

— Между двумя приходами в "Еурофарм" был короткий период в Румынии. Задержаться там не удалось из-за ограничений на количество игроков из стран, не входящих в топ-10 континента. Неужели до перехода этот нюанс не учли?

— Дело в президенте и директоре клуба. Там были нечестные люди, которые поступили некрасиво. Когда подписывал контракт, интересовался этим вопросом. Тренер Бебешко тоже узнавал. Все должно было быть нормально. Но еще до моего приезда клуб по-тихому переподписал контракт с черногорским разыгрывающим Пейовичем, изменив отдельные пункты. Изначально он заключал соглашения до введения этих критериев. Федерация зарегистрировала мой контракт. Но спустя месяц там сказали, что я третий, лишний легионер. Это всех повергло в шок. Тренер говорит: подождите, Гурковский ушел — Остроушко пришел. Ему отвечают: Пейович по новому контракту считается легионером. Президент подает в отставку, директор говорит, что больше не директор... И я вроде бы и в клубе, с контрактом на руках, но в итоге и не в нем. В федерации сказали: у тебя соглашение с командой, а с нами ты не связан, что хочешь, то и делай. И тогда мне позвонили из "Еурофарма": Влад, возвращайся. Позже я подал в суд на "Дунэрю". Дело длилось полгода. В результате в суд приехал бывший президент и сказал: мол, у нас с Остроушко состоялась встреча, мы подписали бумагу, что он претензий не имеет. Хотя никакой встречи у нас не было. Президент в это время находился за границей. Как принято в Румынии, мне сказали: парень, извини, до свидания. Просто сфальсифицировали документы, и этим все закончилась. Было неприятно. В Румынии нет никаких гарантий. Федерация и клуб что захотят, то с тобой и сделают. Со мной поступили некрасиво. Если бы встретил тех людей на улице, не то что руку не пожал бы — наоборот, крепко "поздоровался бы". Целый месяц тренировался бесплатно, да еще и приехал за свои деньги.

"Селка" (Турция)

Когда: первая половина сезона-2018/19.

— В Турции тебе тоже что-то остались должны?

— Одну зарплату. Там ситуация другая. Подписал контракт, приехал на сборы. И как раз начался кризис, лира прыгнула. Встретился с президентом и директором клуба. Говорю: понимаю, что в стране проблемы с деньгами, ситуация не из приятных. А я в клубе был одним из самых высокооплачиваемых игроков. Мол, если не можете платить зарплату, давайте я просто стану свободным агентом и уйду. Потому что мне тогда позвонили из бундеслиги. Одна из последних команд, которой нужен был левый полусредний. Но президент сказал: не переживай, Влад, у нас все стабильно и хорошо. Пожали друг другу руки. И здесь в конце сентября всех легионеров вызывают на собрание. И говорят: ребята, мы не можем платить вам, как договаривались, в стране кризис. Предложили рассчитываться по новому курсу — это на 30-35 процентов меньше. Сижу в шоке. Говорю: у нас есть контракты, я же спрашивал. — Ну, такая ситуация, думали, что курс восстановится... — Хорошо, раз вы так, заключаем другой контракт до Нового года на ваших условиях. А если все стабилизируется, вы нам возвращаете все деньги, и мы продлеваем соглашения еще на полгода. Вроде договорились. В чемпионате проиграли только один матч — "Бешикташу". И из Кубка вызова вылетели. Перед Новым годом, 18 декабря, должны были играть на Кубок Турции. Зарплата обычно — 15-го. Ее не дали. Мол, после Кубка пройдет встреча и все будет. Выиграли, прошли дальше. Возвращаемся, звонит президент: Влад, приди в офис. Пришел. И мне было сказано таким грубым тоном: так как ты решил уехать, мы тебе даем ползарплаты. Отвечаю: вы же дали слово, зачем так поступаете? А он: либо бери эти деньги, либо ничего не получишь. Я сказал: заберите их себе, для меня главное — моя репутация. Развернулся и ушел. Так же клуб поступил и с россиянином Эльдаром Насыровым. Спасибо за все, до свидания.

"Шаффхаузен" (Швейцария)

Когда: первая половина сезона-2017/18.

— Вместо "Кадеттена" тем летом ты мог перейти в "Монпелье". Сильно расстроился, что вариант сорвался?

— Да, очень. Позвонил агент: мол, есть предложение "Монпелье", клуб очень тобой заинтересовался. Чуть ли не вопрос только в зарплате. Говорю: не важно, потому что это "Монпелье". Проходит пару дней, никакой информации. Сам звоню агенту: что случилось? Отвечает: вроде как от тебя отказались, узнали, что в БГК у тебя была травма. — Подожди, а ты не поставил в известность? — Вроде поставил. Но не думал, что это прямо важно. Насколько знаю, если такие клубы находят противоречивую информацию, сразу отказываются. Но никого обвинять не хочу.

— Швейцария — страна с самым высоким уровнем жизни из тех, где ты играл?

— Это сто процентов. Можно сказать, другой мир. Нам не понять. Много правил. Поначалу был в шоке. Но со временем приспособился. Люди там действительно живут для себя. И для этого сделано все. Элементарный пример. Ты не имеешь права просто так выбросить мусор. Даже если поздно вечером возьмешь пакет и положишь в мусорный бак возле дома, тебя заснимут, и будет большой штраф. Чтобы выбросить мусор, надо купить специальные стики. Клеишь их на пакет — и тогда только разрешается выбрасывать. Сосед, который с тобой общается, как будто он твой друг, может спокойно позвонить в полицию. Все потому, что швейцарцы сортируют мусор: пластик отдельно, бумага отдельно. А если все вместе выбрасываешь — нужен вот этот стик. Еще удивила чистота. Не помню, чтобы я когда-нибудь протирал свою обувь. А больше всего впечатлили природа, горы. Вообще кайф. Куда ни поедешь, крутишь головой по сторонам. Нереально красиво.

— Раз в Швейцарии все так хорошо, почему расторг контракт в середине сезона?

— Начали Лигу чемпионов — все хорошо. В первом матче забросил четыре мяча, во втором — шесть. А потом щелчок — и в следующей игре провожу пять-семь минут. Подхожу к тренеру: в чем причина? Что я не так делаю? Ответа не получил. Тренируйся, работай, все нормально. В следующих матчах ничего не поменялось. Потом до меня дошли слухи, что главный тренер сборной Швейцарии позвонил президенту нашего клуба: почему, мол, у вас Остроушко играет, а полусредний национальной команды сидит на скамейке? И начали ставить его. Тренер говорил: это вопрос не ко мне. Что правда, что неправда — не знаю. Подошел к спортивному директору. Он говорит: Влад, ситуация непонятная, зависит не от меня и не от тренера, а от президента. Отвечаю: не вопрос, каково дальнейшее развитие событий? — Захочешь сменить клуб, препятствий чинить не будем. А если останешься доработать контракт, выполним условия. Но сколько будешь играть — зависит непонятно от чего. Однако я так не мог. Сказал, что буду искать другой вариант. Что самое смешное, на следующий день тренер сказал: ты тренируешься отдельно, сам по себе. Спрашиваю: в чем причина? Мы же с вами вроде договорились. А он: занимайся, бросай по воротам, но отдельно. В итоге разминался с командой, а потом либо шел в тренажерный зал, либо бегал, бросал. И здесь получают травмы левый полусредний и разыгрывающий. Остаются еще несколько матчей Лиги чемпионов и чемпионата страны, а играть некому. На выходных с супругой собирались поехать погулять. Звонит директор: Влад, понимаю, что мы не вправе тебя просить, но можешь отправиться с нами в Словению на матч с "Гореньем"? Хорошо, без проблем. И вот игра. Минут десять провел на площадке. Бросил, не попал — меня сразу поменяли. В итоге проиграли. В Шаффхаузене подошел к тренеру: мол, давай так — либо позволяешь мне спокойно делать свою работу, либо не надо вот этого. Вы меня попросили, а потом ты меня меняешь... В последнем матче Лиги чемпионов обыграли дома бухарестское "Динамо", я забросил шесть мячей. Болельщики признали лучшим игроком встречи, подарили приз. Хорошо провел и два матча чемпионата. На новогоднем банкете мне сказали: Влад, ты большой профессионал, возможно, неправильно, что мы тебя отпускаем. И вот так я ушел. Можно сказать, хлопнул дверью красиво.

"Азоты" (Польша)

Когда: вторая половина сезона-2017/18.

— Вадим Богданов и Валентин Кошевой играют в Пулавах уже не первый год, осели в этом городе. Почему не последовал их примеру?

— Хотел остаться. Пришел после Нового года как третий левый полусредний. Выбрал "Азоты" во многом потому, что знал: команда будет играть в группе Кубка ЕГФ. В середине сезона влиться в новый клуб тяжеловато. Не скажу, что очень хорошо играл. Не особо попал в командную игру. Хотя пару матчей провел неплохо. Вроде как меня хотели оставить, мы обговорили все условия. Через два-три дня узнаю, что Никола Прце согласился на уменьшение зарплаты и подписал новый контракт. Вызвал президент: мы хотим продолжить, но, пойми правильно, то, о чем договорились, выполнить не можем. Можем дать существенно меньше. Ответил: извините, если возможности нет, буду рассматривать другие варианты. Провел в "Азотах" всего полгода. И за это время в Пулавах не смог найти нормальной квартиры. Жил в однокомнатной от клуба. Она была очень маленькая. Плюс слабое освещение. Когда некомфортно чувствуешь себя в повседневной жизни, оно и на площадке проявляется. Но никаких обид нет. Надеюсь, у клуба тоже.

БГК имени Мешкова (Беларусь)

Когда: сезон-2016/17.

— В БГК ты провел хороший сезон. Но первая ассоциация — промахи в концовке матча с "Фленсбургом" в 1/8 финала Лиги чемпионов. Долго тогда переживал?

— Интересно получилось. Было немножко неприятно. Дома проиграли "Фленсбургу" мяч, я дернул мышцу. Сказал тренеру: могу играть, но на уколах. На что он ответил: посмотрим по ситуации. В итоге вышел, провел пару голов. А в концовке обыграл Гландорфа, но не забросил при "плюс один" у нас. Забрось, ситуация могла бы сложиться по-другому. А не получилось, потому что у "Фленсбурга" стоял один из лучших вратарей мира. Ну а в самом конце уже просто ситуация вынуждала бросать. Не попал — ничего страшного. Когда после игры посмотрел комментарии болельщиков и обзор прессы, ничего не понял. Преподнесли так, будто я проиграл весь матч. Не дал БГК выйти в 1/4 финала. Был в шоке. Писали: вот Джамали вышел играть с травмой, проявил героические качества. Одному сказали спасибо, а из второго сделали изгоя. Думаю: ну, ладно. Значит, так должно было быть. Конечно, переживал. Любой игрок в той ситуации мечтал бы вывести команду дальше.

— По поводу непродления контракта с БГК ты говорил: "Все было бы по-другому, если бы не травма".

— Да. Меня хотели оставить — и тренер, и клуб. Оставались формальности. Когда получил травму, переговоры зашли в тупик. В конце сезона в Москве отмечали пятнадцатилетие клуба. На чествовании всем, кто уходил, дали подарочные рамки. Ничего такого, просто поблагодарили. Меня среди этих игроков не оказалось. Было неприятно. Думал: может, все-таки решили продлить. По приезде вызвали в офис. Предложили новый контракт, но не на тех условиях, о которых мы разговаривали перед травмой. На что я сказал: вы, конечно, извините, но если бы у меня было серьезное повреждение, прекрасно понял бы. Однако я знал, что через три месяца смог бы снова играть.

"Байя-Маре" (Румыния)

Когда: первая половина сезона-2015/16.

— Ты говорил: "С таким непрофессионализмом, как в "Бая-Маре", никогда не сталкивался".

— Я поспешил с той фразой. Ха, когда поехал в Румынию во второй раз, столкнулся с тем же. А тогда у меня сразу же возникли визовые проблемы. Пропустил первый предсезонный турнир. Но потом все наладилось. Неплохо выступали в Лиге чемпионов. Выдали первую зарплату, потом месяц пропустили, потом перечислили вторую — и на этом все закончилось. Приходили мэр города, президент клуба, обещали: завтра, завтра... В конце октября два румынских игрока, никому ничего не сказав, отправились в бундеслигу. Оказывается, у румын есть такой пункт в контрактах. Датский тренер Ларс Вальтер тоже собрал вещи и уехал. Денег не платят, подвешенное состояние, непонимание, что будет с клубом, — в этом и заключался непрофессионализм. Если у вас проблемы с деньгами, скажите честно, по-мужски: ребята, не можем вам платить. А обманывать и постоянно обещать — ни к чему хорошему это не приводит. Игроки начали подавать в федерацию документы на разрыв контрактов, и я в их числе. Федерация стала тянуть время. У меня тогда возник вариант с Катаром.

"Лехвия" (Катар)

Когда: вторая половина сезона-2015/16.

— Если честно: в Катар отправился подзаработать?

— Мне пообещали решить вопрос с румынским контрактом. Спасибо "Лехвии". Клуб написал письмо не в ЕГФ, а в ИГФ. И там дали разрешение. Плюс предложили хорошие условия. Да и клуб ставил задачи. В итоге я остался доволен. Такой приятный эксперимент. Не ожидал, что там будет такой серьезный уровень игры. Клуб выполнил все условия. И даже хотел продлить со мной контракт на два года. Но менталитет в Катаре другой. Там не так легко.

— В Дохе у тебя был самый большой контракт в карьере?

— Да. Тогда там платили больше, чем в Европе. Но говорить, что контракт был очень большим, тоже неправильно. Если что-то выигрываешь, там платят премии. Мы выступили успешно. С учетом премий — да, самый большой.

— В свободное время в Дохе было скучно?

— Не сказал бы. Обычный распорядок спортсмена. Единственное, непривычно было слышать звуки из мечети, раздававшиеся в пять утра. А еще — тренировки. Допустим, начало в семь вечера. Местные ребята уходили на 15-20 минут помолиться. В зале оставались только мы, легионеры. Потом они возвращались, и занятие начиналось.

"Чурго" (Венгрия)

Когда: сезон-2014/15.

— Как известно, у Бориса Пуховского в "Чурго" возникло недопонимание с тренером. Тебе тоже там было не очень комфортно?

— Не знаю, почему тренер повел себя так с Борей. Он ставил нас в определенные рамки, и мы должны были в них играть. Говорил: ты должен бросать только с этой точки. Шаг вправо, шаг влево — неправильно. Меня с Пуховским одновременно выпускали очень редко. В одном из матчей выигрывали после первого тайма четыре-пять мячей. С помощью двойных скрестов забросили с Борей голов десять. В перерыве тренер начинает: мол, зачем вы это делаете? Боря отвечает: так это работает, почему бы не делать? Тренер на него накричал. Я в то время английский не сильно знал, а венгерский вообще не понимал. Во втором тайме он нас посадил на скамейку, и команда проиграла два-три мяча. Боря потом сказал: ну и кто кому доказал? В итоге тот тренер результатов в "Чурго" не добился.

— Почему тебя не хотели ставить вместе с Пуховским?

— У тренера было какое-то предвзятое отношение. Может, потому, что мы разговаривали на русском. Был просто случай. Тренер как-то сказал: так, чтобы я в команде слышал только два языка — или венгерский, или английский. Если будете разговаривать, например, на русском, я вас оштрафую на десять евро. Тренировка закончилась, сидим в кругу, растягиваемся. У нас в команде играли еще три балканца. И они улыбаются, общаются на своем. И тренер тоже улыбается, что-то говорит в ответ. Боря поворачивается: то есть на русском нельзя, а на балканском можно? Может, он просто не любил русскоговорящих.

"Динамо" (Беларусь)

Когда: сезон-2012/13.

— Жаль, что сейчас нет такой команды?

— Да. Тогда в Беларуси был очень интересный чемпионат. Но больше жаль, что нет тех "Портовика", полтавского "Динамо", ЗТР, что были раньше...

— Александр Шевелев рассказывал, что в "Динамо" вас кинули на очень большую сумму. Спортивный директор клуба Андрей Паращенко, наоборот, уверяет, что все было справедливо.

— Разве директор расскажет, как они с президентом клуба положили эти деньги себе в карман? Поведаю свою ситуацию. В Лиге чемпионов мы выполнили задачу, вышли из группы. После Нового года клуб подписал линейного Растко Николича. Он сыграл пару матчей. Когда давали премии, я получил самую маленькую, совсем ничего. Задал вопрос: скажите, пожалуйста, неужели я не заслужил, неужели Николич наиграл на сумму, в два раза больше, чем у меня? А я забросил тогда в Лиге чемпионов 18 мячей. Хотя мало играл. Мне сказали: Влад, такую оценку поставил тренер. Подошел к Бебешко. Он говорит: нет, это не мое дело. Пошли все вместе в офис — я, Бебешко, Паращенко и Маевский. Они начали между собой выяснять отношения. Я сказал: не ожидал, что можете так некрасиво поступить. Развернулся и ушел. Я не рассчитывал на большую премию. Но когда узнал, что она самая низкая в команде, это для меня стало шоком. Случайно увидел список на столе у бухгалтера. У нас в контрактах был пункт: за победу в чемпионате и Кубке полагается премия в размере зарплаты. Когда ее не дали, я уже не удивился. А Саша удивился. Пускай это останется на их совести.

— У Сергея Бебешко ты играл не в одном клубе. Есть история про него?

— Помню, обыграли минским "Динамо" на выезде "Шаффхаузен". После матча пошли поужинать недалеко от общежития, выпили по одному пиву. Сидели, обсуждали игру — было открыто окно. И Саша Шевелев высказался на эмоциях: что он там по защите говорил? Да он ничего не понимает! Утром спускаемся на завтрак. И тренер такой: Саша, ну как там по защите? Может, научишь меня? Вся команда начала смеяться.

"Нева" (Россия)

Когда: сезон-2010/11.

— В "Неву" перешел из желания иметь больше практики на позиции левого полусреднего?

— У меня заканчивался контракт с ЗТР. В "Неву" звали еще за год до этого. Но тогда запорожский клуб продал Онуфриенко в минское "Динамо". И меня решили оставить. А через год я ушел. Подписывали как левого полусреднего. Но больше играл как правый. Все было хорошо. Перед Новым годом подошел Дмитрий Николаевич Торгованов, сказал: Влад, все устраивает, хочу, чтобы ты остался, но больше практики буду давать на правом полусреднем. Если найдешь что-то другое, не буду иметь ничего против. Спустя время позвонил агент: есть хороший вариант. Тогда только создавался "Мотор". Потом снова подходит Торгованов: мол, Влад, забудь о нашем разговоре, ты нам нужен. Говорю: извините, уже подписал контракт. Он поступил по-человечески, слово сдержал. И я уехал. "Нева" тогда играла в Лиге чемпионов. Но больше запомнились поездки в другие города и, в частности, в Снежинск. Перед матчем собирали документы, просматривали данные. На КПП проверяли отпечатки пальцев. Еле впустили. Город-то военный. Сыграли, возвращаемся в гостиницу. По телевизору в номере шли два канала. Первый — какой-то российский. А на втором — картинка с камеры на центральной площади, которая снимала город.

"Авиатор", ЗТР, "Мотор" (Украина)

Когда: 2005-07 ("Авиатор"), 2007-10 (ЗТР), 2011/12, 2013/14 ("Мотор").

— Если бы в Украине было больше клубов, поиграл бы не только в этих трех?

— Ха-ха! Не знаю. Звало к себе полтавское "Динамо", но я не пошел. Как раз пригласило минское "Динамо".

— Есть ностальгия по прежнему чемпионату Украины?

— Не то слово. Помню самые яркие времена украинского гандбола. Несколько команд боролись за чемпионство. После матча с Полтавой, к примеру, звонили узнать, как там "Портовик" сыграл — такой накал. Очень интересно.

— В ЗТР ты провел три сезона. По меркам твоей карьеры, вечность. Почему задержался?

— Молодой был. Кстати, после этого не подписываю контракты надолго. Многие ведь предлагали на два-три года. В ЗТР не сильно был доволен отдельным периодом. Хотел уйти, клуб не отпускал. После этого решил подписывать на сезон. Кстати, в ЗТР все три года мы становились чемпионами. Жаль, что клуб обанкротился. Скорее всего, не будет существовать. Речь идет о том, что могут закрыть даже детскую школу.

— Кроме "Монпелье" и того клуба из бундеслиги, в какие еще именитые команды мог перейти?

— Как-то позвонили и сообщили, что меня может забрать "Порту". Был большой интерес. Но я уже подписал контракт с "Дунэрей". Как там все было на самом деле, уже не узнаешь. Но вообще агент может сказать: тебе предлагает контракт "Барселона". А назавтра оказывается, что ничего не было, он просто хотел войти в доверие.

— У тебя бывало такое?

— Да. Как-то позвонил агент: мол, отправил твое резюме в "Барселону", там посмотрят. Но все ведь понимают: чтобы туда попасть, надо быть или суперзвездой, или суперталантом. Я только улыбнулся. Молодец, что отправил.

— Ты подкидываешь много работы агентам. Сколько их у тебя всего было?

— Много. Общался я с разными. Но большинство агентов поступают нечестно. Ищут свою выгоду. После минского "Динамо" мог переехать в чемпионат Франции. Но агент обманул.

— До окончания карьеры доведешь количество клубов до двадцатки?

— Ха, нет, спасибо. Это ведь не коллекция. Просто в каждом клубе сложилась своя история. Не вижу ничего плохого. Это опыт — где-то хороший, где-то плохой. За это время познакомился со многими людьми. Оно того стоит.

Автор:  Сергей Мордасевич


  ||
О сайте
Контактная информация
Вход